НИИ МЕДВЕД
профессор

ЭКСПОНАТ

№ 001150
7
25780

Катя Деткина

kd1.gifНу что можно сказать о главной возмутительнице спокойствия всего Рунета в 1997 году? Жила Была такая Катя Деткина. Гуляла себе по вебу и рассказывала о том, что видела под девизом «я обзираю интернет» в присущей ей оригинальной манере, оценивала, делала выводы, но, просуществовав очень ярко пару месяцев, «погибла в автокатастрофе». КаДеткина стала притчей во языцех, а описанием еe недолгой, но яркой сетевой жизни занимались все, кому не лень.

(Залогиньтесь, чтобы почистить страницу.)

Деятельность Кадеткиной

Острая на язык, желчная и скандальная, Катерина быстро стала известна благодаря своим беспощадным и прямолинейным суждениям и высказываниям об «обозраных» сайтах:

«Вот три книжных магазина, каждый из которых считает себя первым. И не просто считают, а так и пишут прямо у себя на страницах…», «Везде, где написано, что работают дети, читай: «старперы». Дети ничего не могут сделать, хоть режь их. Взятки дать? Не могут. В типографию там съездить? Тоже не могут. Полизоблюдствовать? Кто даст... Так что всеми пионерами и детишками управляют тети (почему-то, в-основном, именно тети) лет 40-60. Отличный климактеричный диапазон. <…> На «МГДТД» аж младенец нарисован. И написано по-английски «ABOITSITE». Ровно так. Это по-ихнему «creativity», надо полагать».


Популярности Деткиной прибавило еще и то, что она — женщина, а тогда в Сети преобладали мужчины, что понятно: основными пользователями интернета были тогда люди с техническим образованием (администраторы, программисты), а женщина-администратор явление того же порядка, что и цыганка-урбанистка.

kd.jpg

Катя Деткина выискивала недостатки на сайтах и беспощадно громила их. По жанру обозрения Деткиной не представляют из себя ничего уникального — те же веб-обзоры, по стилю они — язвительны и скандальны, отдают «желтизной» и ориентированы на дешевую скандальную славу. Сама про свои обзоры Деткина пишет так:

«Я знаю, что не оригинальна. До меня целых два человека воспользовались похожей формой подачи материала — обзорами с чувством юмора. Это Иван Паравозов со своими «Новостями» и Май Иваныч Мухин, со своими «Перелетными Мухами».
Первый — «человек юникса». Поэтому он иногда забывает о своих литературных призваниях и начинает писать о чем-нибудь труднопередаваемом. И тогда становится скучно. Называет себя «духом серверов». (Интересно, сколько стоит переселение духа?)
Второй — пенсионер. Поэтому его речь полна воспоминаниями о песнях, написанных до моего рождения. Он и за речью своей следит. И очень мило передает свое старческое кряхтение.
Что любопытно, оба персонажа выступают не под своими собственными именами. Псевдонимы им дороже. А мне скрывать нечего — я Катя Деткина. И в паспорте так же написано. А могла бы назваться Сысоем Брякиным — и кто бы что знал об авторе этих строк?»


Деткина появилась в Рунете во время, когда он был пока еще довольно хорошо обозрим, и все друг друга знали. Новое лицо появилось с заявлением, мол, зовут меня Катя Деткина. я родилась в 74 году в Ташкенте, проучилась семестр в рыбном техникуме, потом устроилась моделью к фотографу, сейчас работаю в английском рекламном агентстве «Муффин, Гордон и Питкес» вместо сотрудника, сломавшего таз — хожу по интернету и составляю обзоры, а рассказываю вам это для того, чтобы никто не задавался вопросами типа: «А откуда это ты про Интернет знаешь?!», так как буду делиться знаниями с другими, читайте меня и пишите мне.
11.jpg
Рунет вообще и тусовка работников веба в частности была весьма взбудоражена КаДеткиными "обзираниями". По факту еe существования и смерти проводились даже целые расследования, которые выявили несомненную связь виртуального персонажа Кати Деткиной с веб-дизайнером Артемием Лебедевым.

А.Житинский писал в книге «Виртуальная жизнь и смерть Кати Деткиной»:

Более опытные и недоверчивые пользователи Сети, которых представляет Антон Носик, сразу отнеслись к этому тексту и этой истории как к легенде виртуального персонажа. Правда, персонаж «косил» под реальное лицо. Когда он сразу называет себя Иваном Паравозовым, Маем Иванычем, Монахом или кем там еще, придумывает полуфантастические детали биографии — там все просто. Сразу задаются правила игры, а главное, понятно, что это игра.
Здесь же именно несуразность некоторых деталей была настолько живой, что внушала доверие. «Ташкент», «Рыбный техникум» со всеми его прибамбасами, «модель у фотографа», «Муффин, Гордон и Питкес», «сломал таз (!) Джеймс» (этим тазом она меня окончательно доканала!). Короче, именно непричесанность биографии, как это ни странно, заставила меня увериться в том, что Катя Деткина — реальное лицо.
Чувства сильнее логики. Портрет симпатичной (фото приложено) двадцатилетней провинциалки, по существу, недоучившейся пэтэушницы, попавшей за год-два на должность главного аналитика/социолога английского рекламного агентства с неограниченным доступом в Internet (!!!), оказался настолько трогательным и милым, что напрочь забил сомнения, которые справедливо выдвигал разум.
А дальше последовали «наблюдения» — краткие, точные, язвительные — и линки, которые были полезны и поучительны.


Антон Носик, писал, освещая этот первый период деятельности Кати:

Буквально с первых выпусков Наблюдения Кати Деткиной оказались в центре внимания пользователей русскоязычного Интернета. Отношение к дебюту было крайне неоднозначным, от резкого осуждения и категорического неприятия до безусловного одобрения и поддержки. Оппоненты Кати обвиняли ее в откровенном эпигонстве и халтуре (в самом деле, ранние заметки были довольно тщательным подражанием стилю и манере Ивану Паравозову, но без его добросовестности в подборе и освещении ссылок). Немало нареканий вызывал также хамский, развязный тон некоторых Катиных наблюдений, в которых отдельные сайты и их создатели были удостоены весьма нелестных, а то и просто бранных эпитетов. В упрек Наблюдениям ставилась также их «желтизна», изначальная установка автора на дешевую скандальную славу.
Поклонники Наблюдений отвечали на это, что мы тут имеем дело с новым жанром и новой стилистикой «обзирания» русской Сети. Особо отмечались литературные достоинства отдельных Катиных пассажей, свидетельствующих, что мы имеем дело с весьма способным и перспективным автором (лично меня в этом убедило Наблюдение одиннадцатое с половиной, посвященное журналу «Вавилон»). «Написано ведь было часто просто очень здорово, талантливо. Кратко, смешно, умно, — подытожил уже после Катиной смерти один весьма уважаемый мною критик. — Больше всего жаль, что этого больше не будет».

leb.jpgИстинное лицо обзирательницы

Многими были подмечены такие черты КаДеткиного творчества, как отличное знание английского языка и реалий западной жизни; неравнодушие к дизайну страниц и дизайнерским фирмам; знание истории Рунета, владение терминологией и знание технологий, особая любовь и благосклонность к Артемию Лебедеву.

А.Носик рассказывал о «разоблачении Кати» так:

Вскоре после своего первого появления на Сети, Катя получила сразу два приглашения насчет переезда ее сайта с временного халявного ринетовского адреса на постоянный коммерческий. Первое приглашение исходило от Ситилайна, второе — от Куличков (тогда эти два сервера еще не висели на одной локальной сети). Катя отклонила предложение московской фирмы и приняла приглашение заокеанских поклонников. Так ее страницы оказались на Куличках.

Вскоре после этого события на московском сервере CrazyWeb появилась разоблачительная публикация Дмитрия Алтухова и Юрия Кольцова, посвященная Кате Деткиной. Два вебмастера, не скрывая своей действительной мотивации (желание навредить репутации своего удачливого и преуспевающего конкурента, фирмы WEB DESIGN), пытались доказать, что никакой Кати Деткиной в природе не существует, а на самом деле ее тексты создает в одиночку Артемий Лебедев, у которого в этой связи никакая российская фирма не должна заказывать дизайн и фирменную графику.

…Сетевой истеблишмент не отреагировал серьезно на аргументацию разоблачителей. Слишком уж низменны были их открыто заявляемые мотивы, слишком сильно желание притянуть за уши любой даже самый надуманный и сомнительный аргумент, чтобы только скомпрометировать конкурента, которого не удается победить в честном соперничестве на рынке веб-дизайнерских услуг. Рациональное зерно разоблачений, наверное, не пропало втуне, однако его всходы сильно отличались от замысла сеятелей. В Сети у многих (включая и меня) утвердилось представление — что Катя Деткина является либо чьей-нибудь протеже (например, Теминой, но совершенно необязательно), либо вовсе продуктом коллективного творчества, вроде Козьмы Пруткова. Конечно, были люди, требовавшие, подобно Алтухову и Кольцову, предъявления паспорта «обзирательницы». 

Однако основная масса читателей не разделила их милицейского пафоса. «Наблюдения КаДеткиной» — это самостоятельный литературный продукт, который можно любить или не любить, читать, или не читать, но вовсе не из-за паспортных данных автора (-ов).

Разумеется, каждый читатель составил наиболее удобное ему лично представление об образе создателя заметок. Одним представлялась прилежная ученица, «обзирающая» Сеть под диктовку проказника-мэтра. Другие воображали шумное сборище друзей, обсуждающих вечерами в какой-нибудь московской или чикагской пивной, что они напишут в следующем выпуске «Наблюдений». Третьи предпочитали принять за чистую монету аргументацию самой Кати, доказывавшей, что она — самостоятельный и совершенно отдельный от кого бы то ни было автор, действительно существующий в природе, с именно той внешностью и именно тем паспортом, который публиковался в ее заметках. 

Кому и чему верить — каждый выбирал для себя сам, руководствуясь своими глубоко личными симпатиями, предпочтениями, вкусами и здравым смыслом. Я не помню ни одного физического веб-персонажа, который опубликовал бы подкрепленные своим честным словом или нотариально заверенной подписью утверждения о том, что Катя существует в действительности, и он с ней лично общался.


pass.jpgКатя горячо доказывала свою реальность, даже предъявила паспорт. От ее перепалки с Алтуховым заметки сразу потеряли в цене — стиль подменили скандалом, который вышел довольно шумный, несмотря на то, что владельцы севера CrazyWeb так и не смогли представить неопровержимых доказательств, они обвиняли Лебедева в аморальном с точки зрения бизнеса поведении. Истинного автора Кати Деткиной тогда так и не удалось установить. Скандал получил внезапное развитие: 4 марта 1997 г. заходящие на Кулички за очередной порцией «обзираний» пользователи натыкались на черную страницу:

Катя Деткина
25/11/1974 - 3/3/1997
Буквы. Слова. Целые предложения. Какая разница, в конце-то концов? Была и нет.
Ушла. Третьего марта не стало Кати Деткиной.
Я познакомился с Катей два года назад. Милая провинциалка, столичным снобизмом зажатая и скованная, она все равно умудрялась оставаться самой собой.
Хрупкая и очень застенчивая (Катя так и не смогла научиться растворяться в суете большого города), она тихо приходила, садилась в углу и очень редко принимала участие в общих разговорах. Катя смотрела на жизнь широко раскрытыми глазами. Катя наблюдала...
Она трагически погибла в автокатастрофе.

Любим тебя, Катя. Помним и скорбим.


Ситуация сложилась не самая лучшая и весьма щекотливая: люди не сведующие, но успевшие полюбить Катю, скорбили по-настоящему. Они заходили в гостевую книгу, видели там не менее скорбные отзывы известных сетевых деятелей, начиная с Артемия Лебедева и заканчивая Носиком, оставляли свои отзывы. Пикантность ситуации состояла в том, что многие известные сетевые деятели знали о виртуальности Кати и их некрологи были шутками, но «для своих».

Житинский пишет:

А еще через день или два, снова зайдя к Антону Носику, я обнаружил у него вполне ироничную игру с Демой Кудрявцевым по поводу ироничной же эпитафии Демы на смерть Деткиной. Игра не оставляла сомнений в виртуальности смерти. А еще несколько часов спустя я обнаружил в Гостевой книге Кадеткиной новое письмо Манина, смысл которого был предельно прост: ребята, нас подло одурачили! И тогда я обиделся не на шутку.
На следующий день Гостевая книга исчезла с «Куличек» и возобновилась только через несколько дней, причем все записи с 1 по 9 марта оказались утерянными.
Лебедев-таки потом признался в одном из интервью, что КаДеткина – это его виртуал. Очень многие чувствовали обиду на то, что их «одурачили» и не было никакой Кати Деткиной.


Скандал был грандиозный, что оказало немалое влияние на отношения к виртуалам в Сети. Александр Житинский и Антон Носик в частной переписке вывели правило, которое стало классическим и гарантировало бы в будущем защиту от подобных обид и недоразумений:

«Вы совершенно правы, говоря о том, что каждый имеет право на виртуальность, и это право должно охраняться.
Я бы ввел простое правило:
ЛЮБОЙ СЕТЕВОЙ ПЕРСОНАЖ ПО УМОЛЧАНИЮ СЧИТАЕТСЯ ВИРТУАЛЬНЫМ.
И мы с Вами тоже.


Использованы материалы А.Житинский: "
Виртуальная жизнь и смерть Кати Деткиной", Д.Смирнова "Авторские проекты как пример адекватной реализации свойств интернета (на материале истории российской интернет-журналистики 1995-2002 годов)", www.crazyweb.ru, kulichki.com


Тэги:Антон Носик, Артемий Лебедев, Житинский, КаДеткина, Катя Деткина, история, обзирания, обозреватели
Опубликовал:профессор НИИ МЕДВЕД 25 октября 2007

Рейтинг экспоната:

ОБСУЖДЕНИЕ ЭКСПОНАТА


01 ноября 2007 13:46
:)

1


абитуриент reddick-83 14 декабря 2007 13:15
Интересно читать.Только мне глубоко...и с высокой колокольни... на Кадеткину.Или на то, как там в Рунете люди словом воюют друг с другом, или прикалываются таким образом, получая собой же придуманные премии нашего с вами Рунета....
...или не нашнго, а их?

2


абитуриент Hash 15 августа 2008 09:26
--
Полностью согласен. История подтверждает необходимость

0


guest 24 августа 2008 00:09
Класс! Поучительно, пятерочка.

4


профессор Инна 28 февраля 2009 22:09
Прям детектив какой-то...))

4


профессор Килгор Траут 25 апреля 2012 10:15
Какая тоска эти ваши интернеты!

-2


аспирант Aun-Shi 06 декабря 2013 12:00
Годно, не сколько детектив, сколько историческая хроника из бородатых годов которые я не застал.

1

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментариии.

ПРОПУСК НИИ МЕДВЕД

имя

пароль

войти



Загрузка...
Rambler's Top100